Обзор состояния Легкой промышленности в Казахстане

aplp_zaglushka

Обнуление легкой промышленности
Дата публикации: 17.05.2012  http://investkz.com

Легкая промышленность Казахской ССР (включавшая текстильную, швейную, трикотажную, кожевенно-меховую и обувную отрасли) насчитывала свыше 1000 предприятий (некоторые из них были даже градообразующими) и формировала 25% бюджета республики. В советское время в республике были введены в строй такие предприятия-гиганты как Алма-атинский хлопчатобумажный комбинат (АХБК), Кустанайский и Семипалатинский камвольно-суконные комбинаты, Джамбульский кожевенно-обувной комбинат. Действовало 18 швейных фабрик, которые накануне распада СССР были оснащены новым импортным оборудованием.

После получения страной независимости большинство этих предприятий были развалены и закрыты. Так в 2008 году окончательно прекратили работу АХБК и оснащенная современным германским оборудованием единственная в стране ковровая фабрика «Алматыкилем». В шерстеперерабатывающей отрасли, к примеру, фактически действует лишь одно предприятие – Каргалинский суконный комбинат. В Шымкенте от большого завода по выпуску каракуля на экспорт остался только музей.

По состоянию на 1 июня 2011 года в производстве текстильных изделий количество крупных и средних предприятий составило 39, в производстве одежды 32, в производстве кожаной и относящейся к ней продукции – 5. Итог неутешителен. Сейчас Казахстан производит около 98 тыс. трикотажных изделий – по одной вещи на тысячу казахстанцев. В 2010 году на экспорт было продано меха всего на 72 тыс. долларов.

Главными причинами, поставившими отрасль на грань краха, стали: инфляция, высокие ставки кредитов, налоговое бремя, непродуманная приватизация, поток бесконтрольного импорта. Во времена СССР были централизованные поставки сырья, налаженная система его закупа и реализации изделий. Сегодня всего этого нет. Отрасль характеризуется высокой долей теневой экономики – по данным Ассоциации предприятий легкой промышленности РК, теневой оборот достигает 95%. Кроме того, только за период 1990-1998 годов управленческая структура отрасли менялась 5 раз.

Анализ динамики легкой промышленности показывает дальнейшее сокращение её доли в объёме промышленности страны. Удельный вес отрасли, составлявший в 1990 году 15,8% от всех объемов промышленного производства, в 2000 году снизился до 2,3%, а в 2011-м – до 0,1%. И это понятно. Среди проблем отрасли – низкая производительность труда, отсталые технологии, низкое качество продукции, слабый маркетинг. Сократилась сырьевая база. Например, если в 1987 году в животноводческих хозяйствах республики содержалось 9,5 млн. голов крупного скота и 36,4 млн. овец и коз, то в 2011 году их насчитывалось 5,7 млн. и 18,1 млн. голов соответственно. При этом из произведенных около 30 тыс. тонн шерсти внутри Казахстана переработано едва 2 тыс. тонн, остальное сырье вывезено в Китай, Россию, Турцию. Ситуация со шкурами еще хуже: большая их часть просто выбрасывается или экспортируется в необработанном виде. Отметим, что источником высококачественной шерсти и кожи является племенной скот, который сегодня составляет лишь около 5% поголовья.

Крайне остро стоит проблема квалифицированных кадров. Не хватает не только рабочих (швей, портных и т.д.), но и специалистов технического профиля среднего и высшего звена.

Таким образом, краткая характеристика современной ситуации в легкой промышленности Казахстана такова: сырья нет, оборудования нет, технологий нет. Отечественная текстильная и швейная промышленность покрывают лишь 8% потребности внутреннего рынка РК. В случае обуви – менее 1%. Причем это в основном форма и обувь для силовых и ведомственных структур. В итоге 90% всех продаваемых в стране товаров легкой промышленности приходится на долю импорта, причем далеко не всегда качественного.

Под напором импорта легкая промышленность Казахстана практически перестала существовать: объемы отрасли сжались до размеров, сопоставимых с одним крупным предприятием. И это притом, что ежегодная потребность республики в товарах легкой промышленности оценивается в 5-6 млрд. долларов.

А ведь легкая промышленность – отрасль, имеющая социальную значимость, поскольку обеспечивает высокую занятость. Например, в Индии, Китае, Турции в ней занято почти 20% населения. Этому способствовали правительства этих стран, которые реализовали масштабные меры поддержки своей легкой промышленности: свободные экономические зоны, льготное налогообложение и кредитование, квоты и пошлины, государственные инвестиции. В частности, в Турции объем отрасли в ВВП составляет 10%, отрасль обеспечивает 40% поступлений в бюджет страны. В Казахстане легкая промышленность является единственным путем снижения безработицы в регионах с избыточным населением и завязанных на одно производство моногородах.

Безусловно, в республике предпринимаются меры по возрождению отрасли. Однако проекты различных правительственных программ зачастую остаются на бумаге, и проблем отрасли не решают. Не привела к коренному перелому «Программа импортозамещения в легкой и пищевой промышленности на 2000-2003 гг.», провалилась и кластерная программа, в рамках которой в 2005 году было принято решение по организации в ЮКО свободной экономической зоны «Онтустик», ориентированной на переработку хлопка-сырца. За минувшие годы на территории СЭЗ была создана необходимая инфраструктура, но действует всего четыре предприятия, производящих хлопчатобумажную пряжу, ткани, изделия медицинского назначения (вату).

В целом, несмотря на то, что в 2010 году в рамках уже ГП ФИИР была разработана отдельная программа развития легкой промышленности, эта отрасль продолжает находиться в состоянии свободного падения. Выполнять программу просто некому. После вхождения в ВТО, куда Казахстан намерен вступить в текущем году, отечественных предпринимателей ждут не лучшие времена. Проблемы отрасли требуют кардинальных и безотлагательных решений со стороны государства.

Для вывода отрасли из кризиса необходимо решить следующие задачи: защитить внутренний рынок от экспансии импорта и контрафакта, финансово оздоровив предприятия легкой промышленности, ускорить их техническое перевооружение. С этой целью целесообразно:

—  ввести специальные пошлины на дешевый импорт и квоты на ввоз товаров легкой промышленности из стран Юго-Восточной Азии;

— повысить пошлины на вывоз сырья (в России, например, пошлины на вывоз кожевенного сырья достигают 500 евро за тонну, в Казахстане они почти вдвое ниже). Сейчас это сделать еще можно, после вступления в ВТО – нельзя;

— предоставить производителям комплектующих и конечной продукции долгосрочные кредиты с низким процентом, и освободить их на три-пять лет от уплаты части налогов (к примеру, от налога на прибыль – средства, реинвестируемые в производство);

— освободить от пошлин и НДС закупаемое за рубежом технологическое оборудование и создать лизинговую фирму с государственным участием для покупки этого оборудования на льготных условиях;

—  решить проблему подготовки квалифицированных кадров. Частичным решением проблемы дефицита кадров может стать Единое экономическое пространство, поскольку для многих менеджеров среднего звена Казахстан – это хорошая возможность для карьерного роста.

 

Однако поспешность в присоединении к ВТО (особенно учитывая, что ряд норм ВТО противоречит нормативам Таможенного союза) может оказаться губительной для отрасли. Пока самый надежный путь – это работать на корпоративный спрос, поставляя одежду и обувь для работников промышленных предприятий, сотрудников правоохранительных, военных и других государственных органов. Здесь государство имеет рычаги в виде госзаказа и норм по импортозамещению.

 

Мое признание: Я уничтожил легкую промышленность Казахстана

Я покупал красивую и модную одежду и обувь. Я старался покупать дешевую одежду и обувь. Я смеялся над дизайном нашей продукции. Я покупал постельное белье в красивой упаковке, не задумываясь о качестве содержимого. Я предпочитал красивые одеяла и подушки на синтепоне и отказывался от шерстяных одеял и пуховых подушек. Я ПОГУБИЛ НАШУ ЛЕГКУЮ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ! Это мое заявление))))

На этой неделе меня пригласили на блог-тур на Семипалатинский кожевенно-меховой комбинат (ТОО «СКМК»). Я обрадовался. Мне есть что вспомнить в Семипалатинске — бурная и беззаботная молодость прошла там в 1991-1994 годах.

 

Семей

Семей особо с того времени не изменился. Город с каждым днем теряет свою былую славу. Когда-то этот город был авангардом нашей экономики (скорее всего оборонным или можно сказать военным авангардом). Это ядерный полигон, рядом были куча разных закрытых институтов, штаб армии Среднеазиатского округа, военный аэродром (ПВО), все предприятия-заводы были ориентированные на оборонную промышленность. Это мясокомбинат, это кожевенно-меховой комбинат, это танкоремонтный завод, объединение «Большевичка» и т.п.

С развалом СССР, все эти предприятия были развалены, распилены и закрыты. И даже экономический бум в 2002-2007 годах не дал подняться им.  А ведь многие жители СНГ и дальнего зарубежья с теплотой вспоминают семипалатинский сервелат, большие банки тушенки, теплые овчинные тужурки, рукавицы, юфтевые и яловые сапоги, овчинные шапки. В Афгане за 4-5 банок семипалатинской тушенки давали духи плеер или маленький магнитофон. В ГДР и Венгрии тоже это был ценный товар. Город нужно возрождать. Ведь он один из самых старых городов РК — он имеет историю.

Легкая промышленность

Недавно просматривал ТОР-100 крупных и успешных предприятий Казахстана. Так вот, в этом списке нет ни одного предприятия с легкой промышленности. До последнего времени даже не было отдела в нашем Правительстве РК, которое бы курировала данную отрасль. И даже сейчас только в Комитете промышленности при Министерстве индустрии есть маленький отдел имеющий 4-5 работников. Жесть! Из общего объема производства в денежном эквиваленте на предприятия легкой промышленности приходиться только около 0,2% — это где-то 200 млн. долларов из 80 млрд. В СССР доля легкой промышленности составляло порядка 20%, как в нормальных развитых странах (в США, Турции, Германии — 15-20%). И даже при таком объеме в Союзе она не покрывала дефицит. Конечно у наших соседей тоже положение не из лучших, но показатели намного выше: Россия — 1,9 (в 1991г — 12%), на Украине — 1,2% (в 1991 году — 10%).

По данным исследований в РК ежегодная потребность в товарах легкой промышленности приходиться в объеме около 5-6 млрд. долларов, получается, что импорт составляет — 97%. Где все наши предприятия? АХБК, Жетысу, Джамбульское обувное предприятие, Большевичка и т.п.? Когда-то Терещенко сказал, что зачем нам шить, когда у нас есть нефть. Вот и результат — все крупные предприятия закрыты.

Изучив мировой опыт развития легкой промышленности, я пришел к выводу, что основные предприятия легкой промышленности в развивающих и развитых странах — это средние и малые предприятия. Но чтобы они работали или можно сказать: существовали,  необходимы крупные комплексы по переработке сырья и выпуску вспомогательных материалов. Это переработка хлопка, шкур, шерсти, выпуск ткани, ниток, синтетических материалов: синтепон, резины, синтетических ниток и т.п. Таким образом, необходимо создать фундамент для развития МСБ. Например в Италии и Испании есть куча мелких предприятий, которым не составляет труда в приобретении материалов и сопутствующих изделий для пошива и собственного производства. Еще есть отличный пример — это наша любимая Zara. Ведь она не имеет своих производственных мощностей. Она разрабатывает одежу и дает заказы частным мелким ателье (в основном расположенных в Испании). Таким образом, они могут оперативно производить разнообразную свою продукцию. Они вообще очень оперативно предоставляют модные — трендовые вещи до покупателей. От момента показа до прилавка проходит не более 15 дней. Например, после показа бренда Гермес в Париже в новым трендом, знайте, что через 15 дней вы можете приобрести подобную вещь в магазине, вне зависимости где он расположен.

Государство стремиться развивать МСБ. Именно он создаст нам процветание и благополучие, потому что оно формирует ВВП страны, а не нефть. А легкая промышленность — это и есть в основном МСБ. Ведь ее особенность:

  1. быстрая отдача вложенных средств
  2. низкие, по сравнению с добывающей и перерабатывающей промышленностью, затраты на производство
  3. не требует крупных вложений
  4. мобильность при смене ассортимента товаров
  5. влияет на обороноспособность страны
  6. влияет на здоровье граждан

 

Легкая промышленность и здоровье

Мало кто задумывается, но то чем мы пользуемся (одежда, обувь, постель) очень сильно влияет на наше здоровье. Последнее время по Российскому ТВ начали часто показывать передачи, в которых рассказывается о пагубном влиянии на человека не качественных товаров легкой промышленности. Тут я не открою секрет, что почти 70-80% одежды и обуви выпускают в Юго-восточной Азии. И чтобы снизить расходы по выпуску продукции, данные предприятия используют очень сильную химию при покраске и обработке изделий. Наш организм впитывает всю эту гадость и оседает в наших легких, в крови, в мозгах и в печени. И конечно это рак, аллергия, астма и т.п. При этом в не зависимости от бренда, все это продается и не проходит сертификацию, особенно в странах третьего мира (куда мы практически и входим). И не думайте, что приобретя в брендовом магазине вещь, вы защищены от опасности и вредной одеждой.

А вы знаете, что практически все граждане РК в возрасте от 2 до 7 лет являются инвалидами? У 90% детей, подростков есть плоскостопие и вылечить ее очень сложно. Мало того, более половина призывников имеют плоскостопие. Причина? Очень простая. Вся обувь, не имеет супинатора и не соответствует нашим стандартам ГОСТ.

В разных странах есть определенный стандарт и размеры ног у граждан. В СССР были институты, которые проводили ежегодные исследования граждан и выводили основные стандарты размеров ног. На основе данных исследований производились объемы производств обуви по размерам и делалось моделирование обуви и выпуск колодок для производства обуви. В разных странах эти стандарты на обувь и одежду разные в зависимости от граждан и народностей. Попробуйте приобрести в Таиланде лифчики большого размера (C,D))))) — не купите, их практически в продаже нет. ))))

Были стандарты по использованию химии в производстве. Это краски, клей, ткани. Все они проверялись на токсичность. Сейчас этого нет.

Семипалатинский кожевенно-меховой комбинат

Во всех справочниках, информерах и в Вики про Семей есть заметка про Семипалатинский кожевенно-меховой комбинат. Это гордость города и всей республики. Он имеет богатую историю.

news_semei

 

Он сыграл огромную роль в победе в ВОВ. Благодаря своей уникальностью, технических возможностей и наличии сырья, он продержался до наших дней и не повторил историю АХБК. В связи с потребностью рынка, ему пришлось 2,5 года назад закрыться на реконструкцию. Без работы осталось 500 человек.

news_semei_kozhmeh

По программе ГПФИИР было инвестировано 9 276 млн. тенге на реконструкцию завода. И на днях (9 декабря 2011 года) должны официально его запустить (кажется сейчас только первый этап реконструкции закончен).

 

Реконструкция и модернизация комбината будет состоять из 3-х этапов:

Первый этап: реконструкция и модернизация кожевенного производства

Второй этап: реконструкция и модернизация овчинно-шубного и швейного производств.

Третий этап: реконструкция и модернизация обувного производства.

news_semei_kozhmeh1

Нужен ли он нам? Конечно — ДА! В мире громадный дефицит кожи, особенно качественной. В Казахстане благодаря климату, пищевой базы и натуральной селекции, кожа получается очень качественной и не имеет конкурентов в мире. Иностранные предприятия с удовольствием будут приобретать у нас ее. На текущий момент в Казахстане в основном вся шкура оказывается на помойках, маленькую часть скупают для отправки в Китай, и только очень-очень маленькую часть скупают наши заводики для ее переработки. Исходя из количества ежегодного забоя скота сегодня у нас выходит порядка — 1 100 млн. квадратных дециметров сырья (в КазССР обрабатывалось более 800 млн. квадратных дециметров). Завод в Семее может переработать при полной мощности только 125 млн. квадратных дециметров и закрывает только одну Восточно-Казахстанскую область. Таким образом, нам на текущий момент надо построить и запустить 6-9 подобных заводов по всему Казахстану. И это посчитано без тенденции роста животноводства в РК. А ведь кожа — это стратегический продукт государства. Это продукт, который легко можно экспортировать. При этом цена приобретения сырья — шкуры до продажи обработанной кожи можно поднять в 20 раз, а при изготовлении готовой продукции (обувь, куртки, сумки) до 70 раз.  Если в РК запустят 6-7 подобных заводов — прибыль государства будет больше, чем от продажи нефти. На мировом рынке стоимость кожи сейчас составляет от $0,3 за квадратный дециметр. Завод в Семее при полной загрузки может продавать в год кожу более чем на 40 млн. долларов. А если это будет 8 заводов? Конечно это приблизительные доходы. Все зависит от сорта и вида кожи и его качества.

Самое главное у нас появиться материалы и начнуться открываться мелкие и средние производства готовой продукции. По словам директора завода Рахимгалиева Жумагазы, у него был уже такой опыт, когда к нему приходили частные предприниматели и покупали небольшие объемы продукции завода, для пошива обуви. За короткое время их появилось более 20. И получилось, что объем приобретенной продукции ими превысил объем средней обувной фабрике.

Заготовка

Тоже является важным моментом. Для без перебойной работы предприятия и увеличения качества продукции, необходимо организовать заготовку сырья. Я данный вопрос задал директору.

По его словам, на данный момент ведется совместная работа с акиматом и СПК по открытию заготовительных секторов в селах и в районах. Будет задействовано более 250 человек. Будет организовано обучение населения и сотрудников аграрных предприятий по правильному содержанию скота и заготовки шкур.

 

Экология.

Оказывается,  кожевенно-меховые предприятия очень вредны для экологии. Например, в России, еще при Екатерине, были запрещены кожевенные заводы в городах. Китай ведет работу по переезду таких заводов подальше от населенных пунктов. Основная причина – это хром, который используется при обработке шкур. Для нейтрализации требуется крупные вложения в очистительные сооружения. В случае Семипалатинского завода, еще в прошлом веке была построено очистительное сооружение и на данный момент, оно прекрасно сохранилось и работает бесперебойно.

И еще на заводе используется водяная обработка кожи. (в ЮВ Азии используют синтетическую обработку). В этом тоже есть уникальность данного предприятия.

 

Вывод

Надо предусмотреть в Министерстве индустрии открытие департамента по легкой промышленности. Государству необходимо в срочном порядке развивать объекты легкой промышленности – создавать авангарды, по типу Семипалатинского кожевенно-мехового предприятия. Надо защитить таможенными пошлинами продукцию с Китая. А то по данным независимых источников в Казахстан привозят более 90% резиновых шлепанцев по закупочной цене не более 200 тенге из всего количества обуви. Такое ощущение, что у нас жаркий климат и мы ходим в шлепанцах. Прямо вьетнамцы ))). Надо открыть институт по разработкам ГОСТ стандартам легкой промышленности и вести контроль над выполнением данных ГОСТов.

Нам всем — ПОКУПАЙТЕ НАШ ТОВАР!!! Поддержите свое здоровье, отечественных производителей и легкую промышленность.

 

Казахстан: нелегкая доля легкой промышленности

 

29 марта 2012

Рынок легкой промышленности №99, 2012,  rustm.net

 

Кузнецова Юлия

На протяжении 20 лет, прошедших со времен распада СССР, легкая промышленность Казахстана находилась, пожалуй, в самом тяжелом положении по сравнению с другими отраслями экономики. Предприятия закрывались, не выдержав реалий трудного времени, сотрудники теряли рабочие места, а потребители за два десятка лет успели позабыть о том, что одежда и обувь, которые продаются в наших магазинах и на рынках, могут быть изготовлены на казахстанских предприятиях, а не в Китае или Турции.

— Начиная с 2000 года, — отмечает руководитель Ассоциации предприятий легкой промышленности Казахстана (АПЛП) Любовь Худова, — в республике наблюдалась тенденция снижения объемов производства в секторе легкой промышленности. Если в 2000 году объем производства отрасли в ВВП составлял 2,3%, то в конце 2010 года этот показатель снизился до 0,5%. Этот процесс сопровождался усилением социальной напряженности, ведь 95% работающих в отрасли — это женщины, матери, воспитывающие детей. Однако благодаря мерам господдержки, предпринятым за последний год, ситуацию в отрасли удалось стабилизировать, хотя болевых точек остается более чем достаточно.

На руку казахстанским игрокам, уверена г-жа Худова, оказалось и создание Таможенного союза.

Социальная отрасль.  Как свидетельствует мировая практика, легкая промышленность — одна из отраслей, имеющих высокую социальную направленность: она обеспечивает высокую занятость.

Например, в Индии, Китае и Турции в этой отрасли занято до 20% населения. Поэтому многие страны уделяют особое внимание развитию легкой промышленности. Китай, несмотря на членство страны в ВТО, до сих пор субсидирует продукцию легпрома (объем в ВВП — 12%), облегчая ее экспорт, способствуя занятости населения и пополняя госбюджет (до 25%). В Турции эти показатели не менее значительны: 10%, ВВП, 40% госбюджета.

Продукция китайских и турецких предприятий хорошо известна в Казахстане, ведь на протяжении многих лет отечественный рынок товаров легкой промышленности находится в чрезвычайно высокой зависимости от поставок из-за рубежа.

Одна из самых серьезных проблем — засилье так называемого «серого» импорта. Официальная статистика практически не отражает реальных масштабов проблемы. По словам главы АПЛП, большая часть товаров легкой промышленности приходит в Казахстан по весу, без декларирования, поэтому о реальных масштабах импорта сказать не может никто. Вместе с тем, товарам отечественных предприятий оказалось очень непросто конкурировать с недорогой, хотя зачастую и низкокачественной продукцией, поступающей прежде всего из соседней Поднебесной.

В результате за последние десять с лишним лет некоторые сегменты легкой индустрии оказались практически потеряны для казахстанских игроков.

Позиции, которые мы потеряли. Любовь Худова подводит итоги этих потерь:  — Несмотря на то, что Казахстан – аграрная страна, у нас, по сути, не осталось предприятий по переработке шерсти. Каргалинский суконный комбинат, единственное предприятие, работавшее в этом направлении, остановился и вряд ли возобновит работу.

Есть надежда, что при поддержке холдинга  КазАгро окажется успешным проект фабрики по первичной обработке шерсти в Жамбылской области. В настоящее время решается вопрос о создании СП с итальянцами,  в результате чего предприятие смогло бы не просто поставлять за рубеж мытую шерсть, а доводить ее до более  высоких переделов, то есть производить в Казахстане продукцию с более высокой добавленной стоимостью, открывать новые рабочие места. Сегодня официально экспортируется ничтожное количество шерсти, а все остальное – из-за того, что на внутреннем рынке нет игроков, которые занимались бы переработкой, — бесследно уходит в Китай через подставные фирмы.

Серьезные проблемы существуют и в меховой индустрии. Отечественные компании испытывают острую нехватку меха: ту же цигейку, которая широко используется при пошиве одежды, обуви, головных уборов для силовых структур, приходится завозить из-за рубежа.

По словам руководителя АПЛП, возникли стихийные склады, которые не зарегистрированы  ни в форме СП, ни в форме ТОО:

— Эти склады скупают у населения шкуры и мех; все это, во-первых, экспортируется,  а во-вторых, возрастает в цене. Если у сельчан покупают шкурку, например, за 300 тенге, то переработчику отдают уже за 3000. Получается, посредник получает деньги, не делая ничего. Необходимо легализовать стихийные склады, мы писали обращения по этому поводу в министерство, но решения пока нет.

За границу уходят и шкуры лучшего качества, хотя представители АПЛП в свое время добились увеличения экспортной таможенной пошлины на вывоз шкур в необработанном виде до 200 евро за тонну. Однако в России и Беларуси, например, аналогичные ставки  установлены в размере 500 евро за тонну, поэтому долгие годы наблюдался реэкспорт данного вида продукции из России и Беларуси через Казахстан в ту же Турцию.

Впрочем, в конце 2010 года и в 2011 году ситуация в отрасли начала стабилизироваться. Стремительное сокращение  объемов производства, как в предшествующие годы, приостановлено. Это связано как с предпринятыми на государственном уровне мерами, так и с внешними факторами, в частности, с созданием Таможенного союза.

Что касается первого направления,  то в 2010 году было принято решение о включении легкой промышленности в число приоритетных отраслей. Это позволило  разработать программу развития легкой промышленности до 2014 года, заложив в данном документе меры  господдержки отрасли. И хотя пока не все предложенные специалистами инициативы нашли отражение в тексте программы, в АПЛП намерены работать в этом направлении, продвигая предложения, которые будут способствовать дальнейшему развитию отрасли.

Трудный путь к восстановлению. Стимул для развития легкой промышленности дал запуск программы  Дорожная карта бизнеса-2020. Более привлекательным и доступным стал кредитный ресурс, что также имеет большое значение для казахстанских компаний, ведь абсолютное большинство игроков отрасли – предприятия малого и среднего бизнеса, которые не могут позволить себе кредиты под 25% годовых.

В 2011 году многие предприятия получили кредиты по Дорожной карте бизнеса с учетом субсидирования, некоторые приняли участие в инициированной фондом Даму программе  Даму-Регион-2, предусматривающей для заемщиков кредитование не под 7% с учетом субсидирования, а под 4%. Предприниматели воспользовались ослаблением кредитной нагрузки и модернизировали производство. Эти меры позволили улучшить качество выпускаемой продукции и создавать конкурентоспособные товары.

При поддержке агентства Kaznex Invest  казахстанские производители приняли участие в международных отраслевых выставках в Москве и Новосибирске и заключили контракты на экспорт своей продукции.

— Мы второй год участвуем в подобных выставках, и должна сказать, что продукция, произведенная в Казахстане,  конкурентоспособна по качеству, цене и дизайну на российском и белорусском рынках, — поясняет Любовь Худова. —  Правда, экспортные поставки  в Беларусь мы пока не организовали, потому что за все эти годы именно эта страна не только не потеряла, но постоянно наращивала потенциал в области легкой промышленности. Сейчас белорусские предприятия производят пряжу, ткани, готовую продукцию, словом, все то, чего нет у нас. В Казахстане исчезло очень много предприятий начального цикла, и сегодня наши швейные компании производят готовую продукцию, но импортируют сырье из многих стран мира, из тех же России и Беларуси.  Тем не менее, на российском рынке мы вполне конкурентоспособны. Это очевидно хотя бы потому, что российские предприниматели  проявляют огромный интерес к приобретению продукции в Казахстане, к тому, чтобы размещать заказы на наших предприятиях. Это хороший симптом, говорящий о том, что мы можем сохранить существующие и создать новые рабочие места, увеличить объемы  производства.

Компания Казахстан-Текстилайн, выпускающая наш первый национальный бренд  Мимиорики, в 2011 году открыла на условиях франшизы 11 магазинов на территории Казахстана, представительства в России и Украине, куда успешно экспортирует свою продукцию.

Контракты на поставку в Россию заключило ТОО  Семирамида, постельное белье на российский рынок поставляет компания  Диана Плюс, успешный опыт организации поставок на рынки других государств наработал ряд других компаний.

Таким образом, по мнению главы АПЛП, казахстанские производители могут вполне успешно конкурировать с коллегами из стран Таможенного союза, и создание единого таможенного пространства со всех точек зрения для большинства игроков оказалось скорее привлекательным, чем обернулось новыми проблемами.

 Во-первых, таможенные процедуры между тремя странами упростились, а ведь именно из России и Беларуси наши предприятия получают значительную часть исходных материалов для швейного производства.

Во-вторых, увеличился потенциальный рынок сбыта.

Наконец, усиление таможенного контроля на внешних границах ТС способствовало ужесточению политики в отношении поставщиков «серого» импорта.

По словам г-жи Худовой,  в период создания Таможенного союза представители АПЛП тесно сотрудничали с действовавшим тогда Министерством индустрии и торговли, отстаивая каждую значимую для отечественных компаний позицию.

— Примерно по 85% пунктов нам удалось отстоять интересы наших производителей, но по каким-то непринципиальным позициям, где наши предприятия  пока не очень сильны, мы пошли на уступки, чтобы не вступать в противоречия с Россией и Беларусью. Но в том, что касается импорта готовой продукции, мы оказались полностью солидарны с коллегами из других стран, предлагавшими установить  на готовую продукцию с высокой добавленной стоимостью пошлины в размере 10…20%. Это вполне логично, это защищает внутренний рынок и позволяет увеличить долю отечественного производства. Мы не против импорта как такового, но мы за добросовестную конкуренцию. Пусть импортная продукция завозится в страну по официальным каналам, по официальным пошлинам.

По мнению главы АПЛП, создание Таможенного союза пойдет на пользу и развитию свободной экономической зоны  Онтустик, решение об организации которой было принято еще в 2005 году 1. За минувшие годы на территории СЭЗ была создана необходимая инфраструктура, но на сегодняшний день там действует всего четыре предприятия, производящих хлопчатобумажную пряжу, ткани, изделия медицинского назначения. Что и говорить, не на такую отдачу рассчитывали инициаторы создания СЭЗ – предполагалось, что на ее территории разместятся мощности как минимум полутора десятков предприятий.

Как считает г-жа Худова, чрезвычайно либеральный таможенный режим, открывавший свободный доступ на рынок страны готовой продукции с высокой добавленной стоимостью, в принципе не стимулировал интерес инвесторов к открытию совместных производств в рамках СЭЗ Онтустик.  Действительно, зачем брать на свои плечи груз забот об открытии и оснащении производства, создании новых рабочих мест, чтобы запустить, например, производство постельного белья, если то же белье можно без лишних усилий и затрат завезти из-за границы?

В соседнем Узбекистане, где давно установлены заградительные меры не в пример жестче казахстанских, за эти же годы создано множество СП с участием турецких компаний, соответственно, появились рабочие места для граждан страны.

После создания Таможенного союза, уверяет руководитель АПЛП, перемены начались и в Казахстане: в частности, интерес к организации совместных предприятий проявляют турецкие компании, оценившие возможность свободного перемещения товаров, произведенных в Казахстане, на российский рынок.

И все же, несмотря на, безусловно наметившиеся перемены к лучшему, у казахстанской легкой промышленности остается немало нерешенных проблем. Один из таких «больных» вопросов, который пока, к сожалению, никак не удается разрешить, связан с коррупцией при проведении тендеров. Отечественным производителям чрезвычайно непросто получить доступ к госзакупкам; зато в реестр производителей входят все те же компании-перекупщики, не имеющие ни производственной базы, ни необходимых мощностей.

По-прежнему остро стоит кадровый вопрос. По словам г-жи Худовой, сегодня в индустрии легкой промышленности есть рынок труда, но практически отсутствует рынок квалифицированных кадров. Более того, за те два десятка лет, что отрасль пребывала в бедственном положении, практически на нет сошел престиж профессии, и сегодня даже перспектива обучения на гранты не привлекает молодых людей осваивать профессии, необходимые на производстве. Дефицит специалистов ощущается на всех уровнях – от швей и наладчиков до конструкторов, дизайнеров и маркетологов.

— Очень не хватает на производстве, например, механиков по наладке оборудования. Большинство из имеющихся специалистов — это пенсионеры, новые кадры практически не появляются, а на всех предприятиях сегодня устанавливают современное оборудование, требующее специальных знаний. В результате предприятия вынуждены приглашать специалистов с заводов-изготовителей и проводить подготовку кадров на местах. Но приглашенные специалисты уезжают, а в ходе эксплуатации проблемы с техникой возникают постоянно. Мы ведем переговоры с департаментом образования, сегодня есть гранты на обучение тех же механиков, но молодежь не хочет овладевать этой профессией.

Очевиден разрыв между учебными заведениями, производством и министерством. Существующие квалификационные требования остаются на уровне 1950-60-х годов, а нормативы сегодняшнего дня ушли далеко вперед. На уровне Алматы проблемой дефицита кадров для легкой промышленности АПЛП занимается совместно с департаментом образования. Решено создать на базе одного из алматинских колледжей ресурсный центр, аналогичный тому, что был открыт в сфере мебельной и деревообрабатывающей промышленности.

— Это хорошая площадка для подготовки квалифицированных специалистов с высоким уровнем навыков и умений, которые могут быть полезными на предприятиях. Ведь не секрет, что сегодня во многих учебных заведениях отсутствует даже необходимая база для подготовки производственников», – отметила г-жа Худова.

В АПЛП надеются, что предпринятые на государственном уровне шаги по возрождению легкой промышленности в новом году получат логическое продолжение, и казахстанские предприятия смогут укрепить свои позиции, как на внутреннем рынке, так и на рынках других государств.

ПРИМЕЧАНИЯ

1      Проект кластера производства текстильной продукции в Казахстане

СПРАВКА

Источник – Бизнес-Life, январь-февраль 2012 г.

 

 

Текстильная и швейная промышленность Казахстана пока покрывает лишь 10% потребности внутреннего рынка – СЭЗ «Онтустик»

http://investkz.com/articles/2287.html

АЛМАТЫ. 2 ноября. КАЗИНФОРМ /Сара Мустафина/ – По результатам анализа конкурентных преимуществ страны текстильная промышленность определена как один из семи наиболее перспективных кластеров. По каждому из них разработаны планы соответствующих мероприятий, которые уже начали реализовываться. Первым пилотным кластером стал хлопково-текстильный кластер в Южно-Казахстанской области. О ходе реализации этого проекта на прошедшем в среду в Алматы II Текстильном Конгрессе рассказал заместитель директора Дирекции специальной экономической зоны «Онтустик» Нармухан Сарыбаев, сообщает Казинформ.

Сегодня Казахстан вступил в период стабильного экономического роста, наша страна стоит на пороге больших проектов, на качественно новом этапе социально-экономического развития, перспективной целью которого является интеграция Казахстана в мировое экономическое пространство.

Текстильная и легкая промышленность — одна из основных отраслей экономики, формирующих бюджет во многих странах мира. Сырьевой базой хлопково-текстильной промышленности Казахстана является хлопок. В 2006 году валовой сбор урожая хлопка-сырца в стране составил 455 тыс. тонн. Получаемый в Казахстане хлопок относится к средневолокнистым видам хлопкового волокна. Основной объем производимого хлопка-волокна — более 80% — ориентирован на экспорт. Остальное используется такими текстильными предприятиями, как ТОО «Альянс Казахский Русский Текстиль», АО «Меланж», АО «Ютекс», ТОО «Nimex Textile», сообщил Н.Сарыбаев.

Текстильная промышленность Казахстана представлена в основном предприятиями, построенными в период Советского Союза. В Южно-Казахстанской области работает несколько новых предприятий, вложивших средства в модернизацию существующих и строительство новых текстильных производств.

ТОО «Альянс Казахский Русский Текстиль» — совместное предприятие, в которое входят казахстанская хлопковая компания «Мырзакент» и российская корпорация «Русский Текстиль» — крупнейший отраслевой текстильный холдинг России. Проектная мощность планируется на уровне 15 млн кв. м ткани в год. АО «Ютекс» — предприятие по переработке хлопка-волокна, плановая мощность составляет около 6 тыс. тонн хлопчатобумажной пряжи в год, которая идет на продажу в Россию, Украину и на местный рынок. АО «Меланж» — интегрированная фабрика, выпускающая хлопчатобумажную пряжу с использованием местного сырья. Производственная мощность предприятия в среднем 5 тыс. тонн пряжи в год. Также предприятие производит домашний текстиль. Продукция продается по Казахстану, России, Турции. ТОО «Nimex Textile» — текстильная фабрика, перерабатывающая 12 тыс. тонн хлопковолокна в год. Продукция – хлопчатобумажная пряжа и ткани.

Таким образом, сегодня удельный вес текстильной и швейной промышленности в общем объеме валового производства страны составляет 0,4%. Для примера — в России этот показатель составляет 1%, в развитых странах, таких как Германия, Франция и США, доля текстильной и легкой промышленности в объеме промышленного производства равна 4%, в Италии — 12%. Это позволяет им сформировать 20% бюджета и обеспечить наполнение внутреннего рынка на 75-85% продукцией собственного производства. В Турции и Китае доля текстиля в ВВП доходит до 30%.

Текстильная и швейная промышленность Казахстана покрывает лишь 10% потребности внутреннего рынка. В то время как для формирования экономической безопасности страны объем внутреннего производства должен как минимум удовлетворять 30% внутреннего спроса, подчеркнул Н. Сарыбаев.

Для текстильной промышленности Казахстана характерно следующее: отрасль представлена предприятиями, построенными в советское время, как следствие — низкий уровень их технической оснащенности. Проблемами отрасли также являются низкая производительность труда, отсталые от мировых аналогов технологии, отсутствие стандартов качества, плохой маркетинг. Но есть и конкурентные преимущества – близость потенциальных хлопковых производителей — Узбекистана, Таджикистана, Туркменистана. Казахстан находится в центре емких рынков сбыта стран СНГ и Восточной Европы. Еще одним преимуществом является компактное расположение сырьевого материала и перерабатывающих фабрик — на территории Южно- Казахстанской области. Это позволяет применить кластерную модель развития отрасли.

Кластерный подход позволяет мобилизовать все экономические факторы в определенном направлении. На сегодня развитие кластеров является широко признанным инструментом, сопутствующим экономическому развитию и повышению конкурентоспособности. Быстро распространяющееся число кластерных инициатив, как в развитых, так и в развивающихся странах по всему миру, отражает их эффективность и жизнеспособность. Применение кластерной модели в развитии текстильной промышленности Казахстана является важным фактором конкурентоспособности отдельных компаний и всей экономики.

Казахстанская текстильная промышленность имеет большой потенциал для успешного развития отрасли, учитывая более низкие показатели затрат при производстве, близость к сырью и потенциальным рынкам сбыта производимой продукции, привлекательный инвестиционный климат, развитую транспортную инфраструктуру. Казахстан обладает хорошим масштабом рыночных возможностей, как для развития текстильной индустрии, так и отдельно взятого сектора хлопково-текстильной промышленности региона, считает Н. Сарыбаев.

Для планомерной реализации создания и развития хлопково-текстильного кластера в южном регионе Казахстана уже проведены мероприятия на государственном уровне. В частности, принят Закон РК «О развитии хлопковой отрасли», создаются современные лаборатории по покипной оценке качества хлопка-волокна, открыт научно-исследовательский институт хлопководства, ведется работа по организации транспортно-логистических центров. Государственное АО «Хлопковая контрактная корпорация» ввела в эксплуатацию новый хлопкоочистительный завод, создана лизинговая компания АО «БРК-Лизинг». Указом Президента РК создана Специальная экономическая зона «Онтустик». Цель — создание благоприятных условий для переработки производимого в Казахстане хлопка-волокна до готовой продукции с высокой добавленной стоимостью.

Текстильным компаниям на территории СЭЗ предоставляются значительные налоговые и таможенные преференции. На территории «Онтустик» планируется построить порядка 15 текстильных предприятий, которые будут перерабатывать 100 тыс. тонн хлопка-волокна в год. Основными видами производств в СЭЗ будут выпуск джинсовых, махровых, трикотажных изделий, спецодежды и суровых тканей, домашнего текстиля.

Успешному развитию СЭЗ способствуют такие факторы, как льготные экономические условия, доступ к сырьевой базе, рынкам сбыта, человеческим ресурсам, инфраструктуре, низкий уровень затрат, стабильный инвестиционный климат.

Реализация идеи «Онтустик» предполагает увеличение доли текстильной отрасли в валовом внутреннем продукте страны, создание высокотехнологичных производств, обеспечивающих конкурентоспособность отечественной продукции по цене и качеству, создание условий для привлечения инвестиций в отрасли и кредитования предприятий банками второго уровня, повышение конкурентоспособности национальной экономики, что будет способствовать ее интеграции в мировую экономику, сказал Н. Сарыбаев.

Создание СЭЗ «Онтустик» реализуется в рамках формирования хлопково-текстильного кластера. Соответствующий Указ Главы государства был подписан в июле 2005 года.

СЭЗ расположена в Сайрамском районе Южно-Казахстанской области и занимает 200 гектаров земли вблизи железной дороги, ЛЭП и газопровода. Проект предполагает создание 15 тыс. рабочих мест. На территории СЭЗ будет действовать режим свободной таможенной зоны.

Источник: КАЗИНФОРМ

 

 

 

 

Основные задачи легкой промышленности  Казахстана:

Удовлетворение потребности внутреннего рынка в продукции легкой промышленности за счет переработки сырья, производства продукции с высокой добавленной стоимостью и перспективой ее выхода на внешние рынки.

Экспорт и импорт продукции легкой промышленности за январь-июль 2011 г., млн. долл. США

news_diagramm1

Структура импорта легкой промышленности за январь-июль 2011 г.

news_diagramm2

Структура производства легкой промышленности за январь-июль 2011 г.

news_diagramm3

 

Источник: Агентство РК по статистике

 

 

 

Что Казахстан предлагает инвесторам:

 

Сырьевая база

Сырьевой базой хлопково-текстильной промышленности Казахстана является хлопок. В 2010 году валовой сбор урожая хлопчатника в стране составил 240 тыс. тонн. Получаемый в Казахстане хлопок относится к средневолокнистым видам хлопкового волокна.

Также в Казахстане имеются необходимые ресурсы для кожевенного сырья. Так в 2010 г. было произведено:

Наименование продукции

2010 г.

Кожа из шкур скота крупного рогатого или шкур животных семейства лошадиных без волосяного покрова, тыс. кв. дм

92 501,7

Шкуры меховые, дубленные или выделанные, тыс. кв. дм.

1 131,7

Кожа из шкур овечьих, козьих или свиных без волосяного покрова, тыс. кв. дм.

422,6

 

Действующие предприятия

По состоянию на 1 июня 2011 года в производстве текстильных изделий количество крупных и средних предприятий и производств составило 39, в производстве одежды 32, в производстве кожаной и относящейся к ней продукции – 5.

СЭЗ Онтустик

Создана

Указ Президента РК от 6 июля 2005 года №1605

Действует

до 1 июля 2030 года

Площадь /Местонахождение

Южно-Казахстанская область, площадь — 200 га

Количество участников

4 участника: ТОО «Oxy Textile», ТОО «Хлопкопром-Целлюлоза», АО «Ютекс-KZ», ТОО «Есенжол-Назар»

Цель создания

создание хлопково-текстильного кластера

Средства из бюджета

В общем на инфраструктуру выделено 8,1 млрд.тенге. Строительство инфраструктуры завершено на 100%

«Нишевые» проекты

«Нишевыми» проектами в легкой промышленности определены:

1) Реконструкция и модернизация кожевенно-обувного производства – Жамбылская область;

2) Организация обработки шкур и производство кожевенной продукции на алгинском кожевенном заводе – Актюбинская область;

3) Производство геотекстиля для усиления строительных конструкций – Алматинская область;

4) Фабрика по производству полугребенной пряжи — Алматинская область;

5) Фабрика по производству ковров и ковровых изделий высокой плотности – г. Алматы;

6) Фабрика по производству суконных тканей — г. Алматы;

7) Фабрика по производству камвольной пряжи и трикотажных изделий – Костанайская область.

Рекомендуемые региональные размещения для предприятий

Предприятия легкой промышленности будут размещаться в городах Алматы, Шымкенте, Семей в привязке к созданной производственно-технологической базе, к наличию сырьевых и трудовых ресурсов, а также к предъявляемому и перспективному внутреннему и мировому спросу.

 

 

Экспертное мнение. Имея огромные ресурсы, Казахстан остаётся импортозависимой страной

29 июля 2011 г., 11:41

 

В Алматы прошёл круглый стол, на котором предприниматели и чиновники в очередной раз искали виноватого в развале лёгкой промышленности. Государство снова предложило программу реанимации, бизнесмены опять в неё не очень верят.

 

Чего нет — завезём

До перестройки лёгкая промышленность Казахстана давала 15,8% валового производства. Четверть бюджета пополнялась за счёт лёгкой промышленности. На предприятиях трудилось более 200 тысяч человек. В сопутствующих отраслях было занято около четверти населения республики. Мы выращивали хлопок, делали ткани. В дело шло всё — хлопок, шерсть, кожа, меха. Сегодня большая часть предприятий приказала долго жить.

— До развала Семипалатинская трикотажная фабрика выпускала 6 млн. изделий в год. Алматинская — до 15 млн. изделий. Китайская интервенция дешёвыми товарами задушила отечественное производство, — считает президент Ассоциации лёгкой промышленности РК Любовь Худова.

news_hudova

Подвижки есть, хлопок-то на юге Казахстана продолжают выращивать. Если несколько лет назад он вчистую уходил в Поднебесную, то с 2005 года в ЮКО работает свободная экономическая зона по переработке хлопковолокна. Открыто 4 текстильных предприятия. В Шымкенте работает 3 предприятия. Экспорт хлопка снизился с 96,5% до 60%. Появилось собственное постельное бельё, полотенца.

Другая проблема — по шерсти. Несмотря на ежегодный рост поголовья, шерсть у нас используется не более чем на 14%. Через подставные фирмы основную её часть за копейки вывозят китайцы. Та же картина и с кожей. Почти 80% уходило по дешёвке в соседнюю страну. В 2005 году правительство увеличило пошлины на вывоз необработанных шкур до 200 евро. (Чуть ранее аналогичные меры приняла Россия, введя пошлину 500 евро за тонну шкур, что дало стимул для развития обувной и кожевенной промышленности. Такие же меры ввела и Беларусь.) Принятые меры позволили поддержать 4 наших комбината — в Семипалатинске, Петропавловске, Рудном, Таразе, которые производят кожу и меховые шкурки для пошива спецодежды и спецобуви для силовиков.

— Правительство Китая выделяет собственным предпринимателям хорошие средства на вывоз из Казахстана сырья, — продолжает Любовь Николаевна. — Наши же заводы простаивают. Сезонные закупки мы не можем сделать из-за отсутствия денег. Те инструменты, которые предлагает государство, не каждому предприятию по плечу. У малого и среднего бизнеса, которые должны стать фундаментом экономики, больших залогов нет. Здания и оборудование расценивается банками как неликвид.

В общем, по мнению казахстанских производителей, мы будем покупать киргизские кофты, китайские тапки, пока не научимся уважать собственную лёгонькую промышленность. Как это происходит в других странах. В 80-е годы правительство Кореи, находившейся в ещё худшей ситуации, чем мы в 90-х, все силы бросило на развитие лёгкой промышленности. В структуре ВВП она заняла первое место. В стране была создана мощная текстильная база, что впоследствии позволило им перейти к новым технологиям в других отраслях, в том числе в автомобилестроении. В Индии работает фонд поддержки лёгкой промышленности, индийский текстиль и трикотаж пользуются спросом во всём мире. Белорусы не потеряли производство даже за годы перестройки и кризисов, и ощутимая часть тканей у нас именно из Беларуси. Треть кыргызов обшивает наш рынок, причём шьют чуть ли не на коленке.

Не надо паники, господа.

Несколько оптимистичнее положение в лёгкой промышленности республики оценивают представители госорганов.

— Лёгкая промышленность включена в «Дорожную карту бизнеса-2020», а это говорит о том, что этой отрасли будет уделяться самое серьёзное внимание, — говорит директор регионального филиала Фонда развития предпринимательства «ДАМУ» Нурлан Акшанов. — Предприниматели могут пользоваться всеми льготами по субсидированию процентных ставок по кредитам на инвестиционные цели, на получение гарантий при получении кредитов, по расширению производственной инфраструктуры за счёт средств государства, по обучению топ-менеджеров. Инструменты по поднятию лёгкой промышленности есть, но сами предприниматели должны инициировать новые проекты, выпускать продукцию, которая бы могла конкурировать на внутреннем рынке с импортными товарами. Программа «Дорожная карта бизнеса» стартовала в 2010 году и рассчитана на 10 лет. До неё работали программы, по которым фонд «ДАМУ» предоставлял банкам ресурсы для дальнейшего размещения их среди субъектов малого и среднего бизнеса со ставкой не более 12,5%. Многие воспользовались этими кредитами. Поэтому нельзя говорить, что лёгкая промышленность находится на обочине господдержки.

— Но предприниматели утверждают, что взять кредит в банке практически нереально, банки под любыми предлогами отказывают в кредитах. И первая причина — отсутствие большого залога.

— В рамках программы мы определяем условия кредитования: ставка вознаграждения не должна превышать 12,5%, сумма кредита — не более 750 млн. тенге, но на залоговую политику банков фонд влиять не может и не должен. Если самое большое препятствие для получения кредита — это залог, то для этого есть такой инструмент, как гарантия фонда «ДАМУ». Если у предпринимателя не хватает залога для получения кредита, но его платёжеспособность устраивает банк, то фонд готов предоставить гарантию на недостающую сумму, но не более 50% от суммы займа.

— Почему же сами предприниматели не пользуются этими льготами?

— Пользуются, но не все. Причина — в слабой осведомлённости, а порой и пассивности предпринимателей. Хотя мы практически еженедельно проводим круглые столы для них. Рассмотрено порядка 500 заявлений, заключены договора с 360 предприятиями.

Появились деньги -пропали специалисты

Поскольку мнение чиновников зачастую расходится с мнением адресатов госпрограмм, нельзя обойти стороной самих предпринимателей.

 

Елена Свечникова, директор ТОО «КазСПО-Н»:

 

— Производители и продавцы работают в далеко не равных условиях. Почти 90% ширпотреба в Казахстан поступает контрабандой. Мы же — производители, всё завозим на законных основаниях, платим пошлины. Наше предприятие 15 лет шило спецодежду, подводных камней здесь очень много. Во-первых, нет уверенности, что ты выиграешь тендер. Во-вторых, заказы поступают неравномерно, дорогостоящее оборудование загружено непостоянно. В-третьих, не хватает специалистов, особенно для обувной промышленности. Мы вынуждены были открыть собственный учебный центр. В своё время целый год собирали справки, чтобы получить субсидии. Теперь имеем кредит всего под 3,8%. Не все предприниматели принимают участие в госпрограмме, сильно развит у нас скептицизм, но надо понимать, что проверка со стороны государства необходима, ведь на кону -огромные деньги.

 

Наталья Ахшабаева, директор ТОО «Семирамида»:

 

— Я завожу бязь из Узбекистана, России, сукно и плащёвку — из Беларуси, нитки — из Питера. Нам надо в первую очередь возрождать текстильное производство. Но оно очень затратное. В ЮКО у нас выращивают хлопок, чистят его, однако конечный продукт мы покупаем в Италии. Поэтому у нас большие транспортные расходы.

 

P.S. В прошлом году казахстанские предприниматели возили в Москву на выставку верхнюю, спортивную, детскую одежду, головные уборы. Наши товары были высоко оценены за натуральные материалы, оригинальность, дизайн, стоимость, качество. Было подписано несколько контрактов. В Москве открыт магазин казахстанских товаров. Налажен экспорт на Украину, в Новосибирск. В этом году предстоит очередная выставка. Есть надежда, что скоро я наконец надену отечественные тапочки.

 

Кстати.

 

Объёмы лёгкой промышленности с 2000 года сокращаются. В структуре ВВП она составляет 0,5%. Занятость — не более 20 тысяч человек. Текстильная и швейная промышленность покрывает 8% потребности внутреннего рынка, обувная -на 1%. По международным стандартам, страна должна иметь не менее 30% собственного производства. Таким образом, мы находимся ниже уровня экономической безопасности.

 

Китайская интервенция.
Дешёвыми товарами задушила отечественное производство.
Аргументы и Факты Казахстан (Алматы), № 30 (1603), 27.07.2011г.

 

поделиться в соц сетях:

 

 

Вы можете оставить комментарий

Написать комментарий

CAPTCHA изображение
*